Креольские дневники

В 24 года он принял участие в 43 коллективных выставках от Цюриха до Токио, провел 23 персональные выставки. Он записал музыкальный альбом в стиле рэп, работал диджеем в модных клубах. О его творчестве было написано 50 статей. Консервативный музей Уитни сделал для Баскии исключение, выставив его картины в своих стенах, несмотря на юный возраст художника. Жан-Мишель Баския стал легендой и оставил этот мир в 1987 году.
К началу 1980-х годов Нью-Йорк был столицей современного искусства. Поп-арт прочно стоял на сваях авторитета, вкопанных Энди Уорхолом и друзьями. Улицы наполняли граффити, и их поток проникал в художественные галереи, смущая консерваторов и разбавляя гущу накопившегося застоя…
Биография Баскии писалась на стенах зданий — язык кисти облизывал цементную кожу домов, оставляя на ней цветные следы своей страсти. Житель Нью-Йорка, дитя улиц и вдохновения, он сохранил потомкам яркую и загадочную историю о нашем времени. Жан-Мишель начинал как уличный художник, был замечен известным арт-критиком Рене и после ряда успешных выставок стал знаменитым. Появление Баскии при поддержке самого Энди Уорхола и ведущих галеристов того времени привело к рождению нового направления в изобразительном искусстве — стрит-арта.
Стена стала не просто перегородкой, ограждением строения, архитектурным элементом — она обрела значение холста как пространства, способного раскрыться вглубь, сформировать портал в еще одно измерение, место контакта с ранее неведомым. Это мир образов, вынесенный на бетон и камень, на обозрение прохожих и ласки ветра и дождя. Аэрозольный баллончик художника стал ключом к порталу и кораблем для путешествия в иные миры.

Искусство в городском дыму

Эволюция вкуса создает противоречивое представление о красоте. Мода на искусство проходит, но возвращается интуитивное понимание прекрасного, и сама природа показывает нам путь к творчеству. На улицах городов живопись прорывается, оставляя в стороне синтетический закрытый мир художественных галерей.

Способный понимать красоту участвует в битве за существование в ней. Новая жизнь начинается с приходом прекрасного — живительного потока любви и гармонии. История мира воплощается в истории искусства, и оно вырывается из замкнутого пространства музейных залов на улицы города, входит в саму повседневность.
Вооруженный кистью, маркером и спреем, Жан-Мишель Баския создавал свои произведения на стенах, кусках фанеры и холстах — безусловный талант, неповторимая яркая гамма, философия, замешанная на панк-культуре. Жан-Мишель растворял в цвете чувства и мысли. Краска весело прыгает по поверхности, стекает, чмокает, припечатывается, съеживается и ласкает шероховатость холста — в ней сама жизнь, вырвавшаяся на волю из пространства образов художника. Электрические пчелы разносят нектар, собранный с рекламных щитов. Извивающиеся линии напряжения, энергии шума улиц городов, курящих через выхлопные трубы автомобилей и чопперов… Вписать искусство в повседневность — это еще не все, его можно сделать частью жизни, динамичной, суетливой, жадной и пронырливой.

Баския идет по улице…

За Баскией следуют оператор и звукорежиссер. О нем снимают фильм. Он знаменит…
Начало 1980-х в Нью-Йорке — период становления стрит-арта. Сюрреалистические репортажи молодого художника о возможности конца XX века украсили залы лучших галерей мира. Это был период, когда творения, созданные на улицах, стали частью мирового искусства. 

Человек — летучая мышь, герой комиксов, Баския стал лидером стрит-арта. В длинном пальто, стремительно шагая, он рассекал дымный воздух Нью-Йорка, оставляя после себя шлейф славы и дерзости. Посещая музеи и художественные выставки, Жан-Мишель иногда окроплял водой пол и стены, символически соединяя искусство прошлого и настоящего. Изобразительные традиции ранних цивилизаций — Древнего Египта, Персии, Древней Греции, Византии, Средневековой Европы, — их декоративность, линейность, яркость, плоскостность присутствуют в его картинах, впитывая вибрации кислотной неоновой вечеринки, темы нашего времени.

Микс из воздуха и шума

Баския мог работать одновременно над двумя десятками картин. Комиксы, медицинский справочник, джаз, шум городских улиц — материал, из которого он микшировал свои объекты. Сочинение музыки и стихов в свойственной ему манере — продолжение его творчества. Энди Уорхол стал другом, вместе они писали, философствовали, посещали вечеринки, старались помогать менее известным талантливым коллегам.

«Солнышко» — так называл Баскию Уорхол. Однажды он подарил другу нарисованную им небольшую открытку. Тогда она стоила 2 доллара. Через несколько лет журналист спросил у владельца, сколько она стоит сейчас. «Около 15 тысяч долларов», — ответили ему с улыбкой…
Коллекционеры молниеносно реагируют на появление на аукционах картин Жан-Мишеля, устраивая битвы за право их купить. Сейчас его работ в свободной продаже почти не осталось. Цены на них достигают миллионов долларов и продолжают расти. Но истинная ценность искусства по-прежнему немного в стороне, за стеной, завесой, она дышит воздухом города и посмеивается, когда видит, что ее пытаются измерить обычной меркой…

Автор текста: Лука Сайгер