Он не издал ни одного каталога, не устроил ни одной выставки. Гран-при конкурса National de la Photographie от министерства культуры Франции проигнорировал. Коллекционер Сэм Вагсграф в надежде купить ряд работ отправил было чек для заполнения — чек вернулся изорванным на мелкие кусочки. Правда, кое-чем Ги Бурден (Guy Bourdin) все же озаботился — завещал, чтобы после его смерти все фотографии были уничтожены. К счастью, у него хранилась лишь малая часть работ.

Провокационный, загадочный, скандальный фогограф-самоучка Ги Бурден, судя по отзывам, был сложной личностью. Жесткий до жестокости, диктатор, требовательный перфекционист, с очень эффектным, но часто неприятным взглядом на женщину. Иногда он озвучивал и пытался реализовать какие-то совсем дикие патологоанатомические идеи. Модели так страдали от неудобных поз, холода, или общего дискомфорта во время съемок, что отказывались сниматься. Бурден заставлял красить море, если цвет воды казался ему недостаточно синим…

Несмотря на скандальность (а может, и благодаря ей), с ним активно сотрудничал французский Vogue, затевали рекламные кампании Chanel, Versace, Issey Miyake, Charles Jourdan… И это при том, что фотограф не скрывал: рекламируемый продукт для него вторичен, главное — изображение, мизансцена, сюжет, подтекст. Эффект при этом всегда оказывался оглушительным.

Бурден стал первым фотографом, которому удалось создать в своих работах ощущение присутствия некой истории, чей сюжет был приостановлен в момент создания снимка, в результате чего на свет появлялась картина — чувственная, провокационная, шокирующая, иногда даже зловещая и всегда связанная с модой одной неброской деталью. Нельзя сказать, что эти снимки отличались какой-то нежной или наоборот вызывающей красотой, той которую все привыкли видеть в рекламе. Фотографии Бурдена могли даже отталкивать, настолько они были странными, таинственными, иногда полными насилия и сексуальности.

Несмотря на то, что Бурден был намного меньше известен широкой общественности, чем его коллега по цеху Хельмут Ньютон, он намного больше повлиял на умы и творчество молодого поколения модных фотографов. Ги Бурден никогда не изменял себе, постоянно шокируя зрителя. Возможно, именно это качество привело к возникновению целого ряда последователей его творчества, среди которых можно назвать таких признанных мастеров как Дэвид Лашапель (David LaChapelle), Мерт Алас (Mert Alas), Маркус Пиготт (Marcus Piggott), Ник Найт (Nick Knight)
и некоторых других.

Благодаря Ги понятия о красоте и моде изменились, и несмотря на то, что многим его творения не нравились, их всегда обсуждали. Бурден умел привлечь внимание к тем предметам, которые рекламировал, зачастую отводя моделям роль антуража. 
Ги Бурден был посмертно провозглашен величайшим модным фотографом XX века за всю историю fashion-фотографии, а его сын Сэмюэль в 2001 году выпустил книгу под названием «Exhibit A», в которую вошли самые лучшие работы Бурдена.